Возврат
На главную страницу
Актуальные новости
Деревня Стройково в настоящее время исключена из списков населенных пунктов Кировской области.

Последним жителем деревни Стройково был Токмаков Иван Иванович (1934 г.р.), переселившись на центральную усадьбу Верхне-Лалья, он ещё несколько лет продолжает жить в своем доме в летний период. Имел сенокос в округе деревни и даже на территории деревни.

Много лет в деревне стоит памятник посвященный братьям Токмаковым. На сайте имеется отдельная статья посвященная памятнику.

Со стороны Архангельской области (дер.Березник) к деревне Стройково приближается дорога с гравийным покрытием, пешком до деревни менее часу хода (октябрь 2011 г).

По упоминавшейся дороге 1 января 2012 года уже можно было приехать в В-Лалье на любой легковой машине. Летом дорогу покроют гравийной смесью, обустроят мосты через речушки.

По дороге с Виледи ходит автотранспорт.(Февраль 2012 г).



Обе Стороны Зоюшки срыты, насыпь значительно подняла дорожное полотно, подъезд к Чертухе спрямлён, дорога существенно расширена.(Фото можно увеличить, щелкнув по нему)


Некоторые сведения о Стрекове

     Статья: Токмаков Н.М., уроженец дер. Б.Стройково

                                                 А стоит ли тужить о седой старине?
                                                 Ведь она никуда не делась!
                                                 Она просто растворена обилием лет,
                                                 Словно густой сироп водою.

Стреково, таково название деревни Стройково в разговорном языке верхнелальцев. Стреково имеет на самом деле, две деревни - Малое Стройково и Большое Стройково.
В какое-то время Стройково именовалось (по архивным документам) Строково, Соково, Соловьёво, Серкина Гора. Вероятней всего название Серкина Гора это всё-таки название земель в районе Стройкова. Потому, что как минимум с 1645 года деревня именуется Стройково (Стройкова). Название Серкина Гора встречается только в коментарях к картам и в контексте "Дача Серкина Гора". Таким образом надо полагать, что этим названием обозначается единица генерального межевания, пространство земли, обведенное при генеральном межевании круговыми межами и приуроченное не к именам владельцев, но к именам сел, деревень, пустошей или других обьектов.
Изучение древних документов, а именно Писцовых книг 1645 и 1710 годов дает нам информацию о наличии около деревни Стройково населенного пункта Соловьево. Возникает вопрос, что из деревень Большое Стройково, Соловьево, Малое Стройково называлось в 1645 году Стройковом.
Обратимся к правилу возникновения деревень. Они всегда основывались около источников воды. Ближе к реке находится Малое Стройково, очевидно оно и называлось Стройковом изначально. К тому же оно непосредственно прилегало к древнему пути, о котором пойдет речь ниже. Большое Стройково имело возможность получать воду только из родника в Еремине (овраг под деревней), либо из мелких родничков в логу прилегающему к Еремину. До реки растояние не менее полукилометра и высота уклона к реке почти 50 метров. Колодцы научились строить много позднее.
Вопрос существования деревни Соловьево требовал своего разрешения. Изучение местности, традиций того времени привели к решению, что деревней Соловьево называлась верхняя часть деревни Стройково (Малое Стройково), что находится на угоре. Непосредственно Стройково находилось по берегу реки Лалы на протяжении от пабереги до рва, по которому с полей стекала вода в весеннее время.
Долгое время считалось, что первое документальное упоминание о деревне относится к 1625 году. В 1994 году Архиографический центр (г.Москва) выпустил справочник по русской истории "Описание древнейших документов, архивов московских приходов 16-начала 17 веков" под редакцией Н.П.Воскобойниковой. Здесь указываются самые древние сохранившиеся документы - купчие, челобитные, явочные, оброчные - Российского государственного архива древних актов.Изучение документов позволило выяснить названия деревень, упоминаемых в списках, собранных сольвычегодскими писцами Иваном Степановичем Благово и подьячим Василием Архиповым в 1625 году с крестьян Лальской волости Сольвычегодского уезда, Слободки Антропьевой (реки Луза и Залисская Лала), а также писцом Парфеньем Никифоровичем Максуровым и подьячим Василием Архиповым в Учецкой волости Сольвычегодского уезда. В этом документе наряду с другими Верхне-Лальскими деревнями упоминается и Стреково без указания даты основания.Но позднее в тех же документах обнаружились сведения о купчей от 13 марта 1618 крестьянина Верхолальского прихода Ермолы (прозвище Токмака) Васильева Гаврилова. В купчей Сухан Евстафьев Собакин продавал четверть деревни Стройковой (Соловьевой) Ермолаю. В 1625 году Ермола Васильев Гаврилов подает писцам челобитную о записи за ним деревни Стройковы (Солово).
Появившиеся сведения о факте продажи имущества дают основания полагать, что к 1618 году были разработаны значительные территории пашен и существовали обширные нивы для производства льна. К тому же деревня имеет старое название, либо деревенский выставок под названием Соловьево. Таким образом реальную дату основания деревни можно смело отодвигать лет на 50-100 и относить к первой половине 16 века.
Заселение ближайших территорий началось вероятно в 14-15 веках. Из наших деревень наиболее старой считается Курьяново 1548 года. Из ближайших, деревня Сомово (в разное время - Гавриловская, Власьевская) из Папуловского сельсовета с датой упоминания 1498 год, где упоминается купчая крестьянина Гаврилы Фролова Сомова на деревню Власьевскую. Ну а село Лальск ведет летописное исчисление с 1606 года.
В старину, примерно в 16-19 веках деревня находилась на торговом пути обьединяющем население земель в районе Великого Устюга - Сольвычегодска - Лальска. Более подробно об этом изложено в статье этого же сайта "Наша древняя история".

Через деревню Стройково (по территории Верхне-Лалья) в 19-20 веках проходил Верхолальский тракт. В историко-экономической справке 1929 года по Северо-Восточной области (только что переименованной в Северный край) дается такое его описание "Его протяжение в пределах Северо-Двинской (центр г.Котлас) губернии 81 км. Начинаясь от с. Заозерица (в 30 км к юго-западу от Лузы), он тянется на северо-восток, параллельно р.Лузе и притоку ее р.Лале, пересекая её в нескольких местах в зависимости от расположения селений, благодаря чему охватывает все селения южной части Вилегодского и северной части Лальского районов. Как в южной части (с.Заозерица) так и северной части (от д.Стройково до Ильинского) тракт проходит по малонаселенной местности." Грузонапряженность его колеблется от 650 до 1014 тонн. Вся работа тракта выражается цифрой 27324 тоннокилометров, что составляет 237 тонн в год на километр пути. Необходимо заметить, что тракт существовал не сам по себе. Местное население обязано было его содержать - ремонтировать дорогу и мосты, гатить болота, вырубать лес вдоль дороги. Кроме этого местное население обязано было выезжать на дорожные работы на губернских и государственных дорогах. С развитием шоссейных путей и железнодорожного транспорта этот гужевой путь потерял свою ценность уже в 40-х годах. До конца 70-х годов использовался только для местных сообщений, а часть пути только в зимнее время.
В упоминаемом документе обращается внимание на то что Стройково является крупным населенным пунктом и торговым центром, судя по всему это не так. Воспоминания старожилов не подтверждают это утверждение. Но в любом случае оставим за Стрековом (Стройковом) славу и честь быть причастным к столь важному пути сообщений прежних столетий, а это не менее 4-х веков. Растояние от Стройкова до ближайшей деревни Березника в Вилегодском районе составляет не менее 4-х часов пешего хода, эти две деревни были опорными пунктами для путников. Здесь они находили приют при позднем переходе.
Обращаю внимание, что это более позднее образование торгового пути через Верхне-Лалье. Первоначально путь был образован в 14-15 веках, во времена заселения этих территорий и деятельности Строгановых в Сольвычегодске. Он соединял два направления в Сибирь, пролегавшие через Лальск и Сольвычегодск.
Право претендовать на крайний пункт на границе с Вилегодскими землями может Астафьева Гора, но здесь нет документальных подтверждений, скорей всего дорога через Гору была построена в предреволюционные годы. Иначе древний укрепленный Городок получается несколько в стороне, или же дорога проходила по другим местам чем нынче, что маловероятно. Торговый путь и позднее тракт все-таки проходил через деревни или в непосредственной близости к ним, такова историческая практика. А практика, как говорили классики марксизма, критерий истины.

Население Стрекова, как и всего Верхне-Лалья традиционно относились к категории черносошных крестьян, а именно имело повинности только в пользу Российского государства, а не в пользу феодалов-помещиков или других владельцев. Основным занятием было льноводство, именно оно приносило основной доход и покрывало необходимые хозяйственные расходы, как личные так и общественные. Расходы были не малые. Крестьяне Севера обязаны были платить подушную подать, дорожную подать деньгами и личным участием в содержании дорог, поквартирную подать (наем жилья для государственных лиц и армии), участие в общественной запашке (производство резервного хлеба). В итоге для средины 19 века выходило на человека более 4 рублей серебром. В средине 16 века крестьянский налог составлял около 1 рубля, при том что за три рубля можно было купить дом или лошадь или 4-х коров.
Выращивание зерновых культур - ржи, овса было мерой вынужденной - как основного продукта питания, содержания скота. В продаже зерно было второстепенным товаром. Охота и рыболовство тоже имело утилитарное назначение - добыча пропитания. Добыча белки долгое время была необходима - она являлась платежным средством. Шкуркой белки платили налоги, это был эквивалент денег (разменная монета БЕЛА) вплоть до средины 19 века. Еще в 60-х годах 20 века местные охотники добывали белку, имея не плохой доход от сдачи шкурок.
Выращивание льна было довольно трудоёмкой работой, технологических операций было много, все они связаны с большой физической нагрузкой. Лён не допускал ошибок в нарушении технологии, поэтому все другие работы были подчинены календарным срокам выращивания льна. Когда это было необходимо все остальные работы прекращались.
Летний период был насыщен начиная от весенних работ с начала мая:пахота, посевная, катание кулиг на засеках, посев льна,заготовка кормов-сенокос, не закончив уборку урожая зерновых требовалось отвлекаться на уборку льна, уборка картошки, сушка, обмолот и раскладывание льна, опять сушка и тд. В результате на зиму приходилось откладывать обмолот части зерновых и ручную обработку льна. При этом мужчины имели повинность за зиму заготовить и вывести 400-500 кубометров леса, а потом весной и сплавить его. С заготовкой леса было не так всё просто, учитывая что деревня находилась в глухих лесах. Леса пригодного для рубки даже на дрова в ближайшем окружении деревни не было, приходилось ездить до Линчихи, Ольховца, за Овинно, за Ворончиху и другие направления. А это составляло в туда-обратно более десяти километров, для поездки на конной тяге это много и долго. Дров надо было заготовить много, и не только для домашнего хозяйства, но и на общественные нужды.Такие производства как риги, овины (позднее контора, школы) требовали огромного количества дров, так их надо было ещё вручную распилить.
Со строевым лесом дело обстояло ещё серьёзней, особенно с 19 века. для строительства обычно использовался долгомер, длиной до 12 метров. Стаи строились с длиной стены 10-12 метров и высотой до 6 метров, да и избы были не маленькие. Леса требовалось много. При заготовке леса за Ворончихой, его сначала вывозили к деревне Желтиково, а потом уже весной по высокой воде его сплачивали и сплавляли по реке. Плоты сопровождал хозяин, а здесь уже его ловили в районе Стрековки, Наволока. Причаливали к берегу уже на Пабереге под Малым Стрековом, где низкий берег и потом уже вывозили лошадями к месту постройки.
История с добычей леса строевого не единственная для сельских жителей, земли для пахоты, льна, сена - другая эпопея, которой крестьяне могли бы посвятить всю свою жизнь. Возле рек освобождались пожни для сенокосов, большие пространства разработать для сенокосов не возможно было, местность весьма пресечённая, река в своем течении то и дело делает крутые повороты, лавируя между обрывами и заболоченными участками местности. Небольшие пожни вдоль реки соединены санными (тележными) проездами.
В непосредственной близости деревни пространства заняты под пашни для зерновых, участки и нивы для выращивания льна. Поля как правило были не больших размеров, к тому же разделенные перелесками. Это уже при Советской власти перелески были раскорчёваны, ранее хоть и существовал общинный уклад в ведении хозяйства, но все-таки на основе частной собственности со всеми заморочками индивидуализма, эгоизма, разобщённости. С появлением техники участки начали расширяться механизированным способом, но основные пространства к этому моменту уже были практически разработаны. До начала Советской власти было разработано практически половина известных стрековцам полей. А вот после Великой Отечественной войны из-за уменьшения численности населения деревни многие мелкие и удаленные пахотные участки были заброшены, к тому же они опустошались медведями. Вероятно за время войны количество медведей увеличилось и они уже обитали ближе к населенным пунктам.
Под сенокосные угодия обычно отводили те места, где пахать и выращивать что-либо было не возможно. Это многочисленные логи, лощины, склоны угоров.
А что со скотом? Домашний крупный рогатый скот - коровы и быки. Это необходимая составляющая экономики сельского хозяйства. Получение молока не основное назначение коров. Быки (волы) на равне с лошадями использовались как тягловая сила. Коровы были поставщиками навоза для удобрения полей. Химических удобрений до средины 20 века в Верхне-Лалье не существовало, понятия не имели о минеральных удобрениях. Не удобряя поля не получишь не зерна, не льна. А лён, как известно был кормильцем Верхне-Лальцев. Все проблемы решались за деньги от реализации льна. Ну и молоко в хозяйстве никогда не было лишним. При таком использовании коров работа по их селекции в молочном направления не была актуальной.
Картошка была вспомогательной культурой. До Первой мировой (Империалистической) картошку не умели выращивать, её сажали во вспаханную землю и забывали до выкапывания, от этого родилась она мелкой и в малых количествах. Технологию возделывания картофеля привез из плена в Германии Абрамов (Медведь) Иван Петрович. он сам конечно был не любитель поработать и тем более вырастить картофеля, но односельчан учил беспощадно. Усилия его увенчались успехом, в результате для посадки картофеля производилась тройная вспашка поля и двойное боронование, но тут уже надо сказать, что это был перегиб стрековцев. Почему три раза пахали? Конский плуг не мог взять большую глубину для вспахивания, да и лошадей жалели. Первый проход рыхлил грунт и запахивал сорняки, второй проход углублял борозду и выпахивал сорняки на поверхность. После каждого прохода плугом делали боронование, но сорняки-то не полностью устранялись. Третьим проходом сорняки снова запахивались и при этом ещё и картошку запахивали. Вот не простая такая работа с картофелем.
В результате постоянной и физически напряженной работы, значительная часть хозяйственной работы возлагалась на женщин. Трепание льна, ткание полотна, другая кропотливая работа по дому занимали не только светлую часть дня, но и вечера. Освещение производилось примитивными средствами, чаще всего это была лучина. Лампы от трехлинейки до семилинейки начали активно применяться уже в 20-м веке, лучина работала аж до 50-х годов. Для ламп требовался керосин, который требовал и денег и доставки. Денег вечно не хватало, как и сегодня.

Стрековцы имеют реликвию, переходящую по наследству среди уроженцев деревни - это карта окрестностей деревни. Карта была изготовлена в 1913 году, но по материалам 1783 года. Карту заказали, получили и принесли домой в деревню жители Токмаков Николай и Абрамов Николай. С какой целью это было сделано, не известно.
Карта в настоящее время находится на хранении у Токмакова Виктора Михайловича (С.Пажга, Республика Коми)

Карта была обнаружена в столе клуба в 50-х годах прошлого (20-го) века. Необходимо упомянуть, что клуб совмещался с помещением конторы колхоза "Светлый путь", который был организован в деревне. Тогда же карта была передана на хранение Абрамову Лазарю Петровичу (до 1974 года), а от него перешла Абрамову Михаилу Гавриловичу (Сыктывкар, до 1996 года). Затем хранилась у Токмакова Михаила Ивановича (с.Выльгорт, Республика Коми, до1998 года), в настоящее время у Токмакова Виктора Михайловича.
На поле карты указано количество жителей по последней ревизской сказке (предположительно 1897 г.) - 15 мужчин и 18 женщин, и на момент получения карты - 17 мужчин и 18 женщин. Вместе с малым Стрековом 57 человек. Это не много, в то время как уже к началу войны 1941 года в обеих деревнях было 228 человека.
Карта состоит из непосредственно плана местности, шапки документа состоящей из описания места расположения деревни, информации о заказчиках, оплате сбора за карту, описания смежных земель.


Карта, казалось бы имеет ошибку. Дорога указанная в сторону деревни Романово проложена не так как сейчас существует. Ибо существует кратчайший путь в Романово (и находящиеся рядом деревни Калище, Горячево, Ворончиха) вдоль берега реки. Такая дорога в реальности тоже была. На карте нет никакой ошибки. Дорога там тоже была так, как нарисовано, а именно через Заднеський Лог, через Ре"пище, под Васи"льково (указано ударение) и далее к деревне Романово. Ради справедливости следует отметить, что дорог было несколько. Была еще чере поле Романоськое, далее на Васи"льково и к деревне Романово.
Обращаю внимание, что деревня Малое Стройково на карте обозначено дер.Выставок. Для тех, кто сомневается в смысле этого термина, напомню, ВЫСТАВОК - это филиал основной деревни. Вероятно так называли поселение до того как за ним закрепится постоянное название. Здесь опять ляп, допущенный вероятно при копиро вании фрагмента с оригинала и со слов ходоков (Токмакова Н., Абрамова Н.)
Тексты нанесенные на карте можно прочитать на фрагментах, но тем не менее здесь привожу оригинальный текст описания обьекта:

"Геометрический специальный план Лальского округа Архангельскаго стану, что было в Сольвычегодском округе со стоящей внутри дачи дер.Серкиной Горы владения Воскресенскаго стану Верхолальской Архангельской волости ...выти Антропьевой слободы Государственных черносошных крестьян ............ землею, сенными покосами, лесными и прочими угодьями. Владения отписной выти Антропьевой слободы черносошных крестьян, а третья часть тех деревень земли, отдается в оброку из Сольвычегодскаго Уезднаго Казначейства тех деревень крестьянам. Межевания учененного в 1783 году августа 21 дня первокласным землемером Поручиком Бровцыным. А внутри того владения обмежеванного одною окружною от всех смежных владельцев межею по нынешней мере состоит: пашни тридцать одна десятина тысяча сто двадцать, сенного покосу двенадцать десятин тысяча восемьсот тридцать две сажени, лесу строевого и дровяного триста тридцать семь десятин тысяча двести двадцать две сажени, под поселением, огородами, гуменниками и коноплянниками одна десятина тридцать саженей, под огородами одна десятина тысяча триста пятьдесят саженей, под рекой Лалой, под полуречкой и под речками истоком, озером двять десятин тысяча двести сажень. А всего триста девяносто три десятины, тысяча девятьсот пятьдесят четыре сажени. В состоящих селениях по последней поданной ревизии сказкам состоит Стройковой мужскаго пятнадцать душ, а женского восемнадцать душ, а ныне налицо мужскаго семнадцать душ, а женского восемнадцать душ, в Выставки восемь душ, а ныне налицо тож число, женскаго четырнадцать душ, а ныне налицо тоже число.
В тексте встречается наименование Антропьева слобода, это название административной еденицы (по имени одноимённого населённого пункта) расположенной примерно в границах нынешнего Лузского района. Термин "дача" означает лесной массив с преобладанием строевого леса, предназначенный для плановой вырубки.

В документах разных лет встречаются цифры численности населения деревни:
Первое документальное свидетельство о численности населения от 1857 года по Стройкову даёт 11 дворов с численностью 99 человек. В том числе 44 души мужского населения и 45 душ женского населения в обеих деревнях Малом и Большом.

Деревня185919131939194119461974198219881996
  хоз/чел хоз/чел хоз/чел хоз/чел хоз/чел хоз/чел хоз/чел хоз/чел хоз/чел
          
 Б.Стройково 10/85 -/35 34/152 34/151 24/77 10/29 11/21 7/9 3/3
 М.Стройково -- -/28 16/72 16/77 10/38 3/11 1/1 1/2 1/2

Наибольшая численность деревни была перед самой войной, в 1941 году. Тогда на Б.Стройкове проживало 151 человек, а на М.Стройкове - 77 человек.
В 1929 году в Верхне-Лалье была проведена коллективизация. Жители деревни Стройково упорно не желали коллективизироваться и только в 1933 году был создан колхоз "Новый путь". Потом догое время стрековцев называли "оппортунистами". Председателями первое время было принято выбирать из представителем наиболее бедных жителей, часто совершенно неграмотных. Поэтому председатели менялись часто. Память сохранила имена следующих председателей: Токмаков Дмитрий Алексеевич, Токмаков Андрей Григорьевич, Токмаков Иван Алексеевич, Токмаков Илья Сидорович, Абрамов Иван Петрович (во время войны), Токмаков Тимофей Тимофеевич (Романово), Токмаков Павел Яковлевич,Токмаков Иннокентий Кириллович, Абрамов Иван Петрович, Токмаков Алексей Афанасьевич (в 1951 г). После 1951 года Стройково входит в укрупнённый колхоз. Бригадиром долгое время опять работает Абрамов Лазарь Петрович. Иван Петрович Абрамов работал счетоводом в сельпо, затем счетоводом в колхозе в своей деревне, затем, когда после травмы потерял глаз, становится председателем колхоза, избирался на эту должность несколько раз и на продолжительное время. В 30-е годы председателем был Токмаков Иван Алексеевич, но в силу дефекта речи из-за химической травмы в детстве не смог исполнять эту должность, хотя имел не плохое для того времени образование, полученное в Петрограде во время лечения.
Стреково не отстало в деле раскулачивания от все страны. Был раскулачен Машанов Петр Иванович вместе с женой Марией Михайловной, отказывавшиеся вступать в колхоз и уклонявшиеся от выполнения плана поставки зерна на государственные нужды. Он владел довольно большой усадьбой. Дом был огромный, состоял из четырех изб.

На момент раскулачивания у него ещё был подготовленный к сборке дом, материалы этого дома немного позднее были использованы для восстановления сгоревшего дома Токмаковой Марфы Петровны (поз.24 на плане). Амбар поз.8 огромных размеров был перевезен на окраину деревни и использовался для хранения зерна колхоза. Амбар был двухэтажный, вмещал огромное количество зерна. Его дочери, Евдокии тоже могла грозить отправка на принудительные работы и она была быстро выдана замуж за Абрамова Лазаря Петровича.
После окончания срока наказания они вернулись домой. Мария Михайловна вернулась домой через год. Им отвели две избы в их доме, где и жили до конца жизни Петра Ивановича. Затем Мария Михайловна переехала к своим детям.
В конце 70-х годов на месте расположения избы поз.4 была найдена огромная деревянная бочка с остатками зерна, скрываемая в свое время от сдачи государству.
По воспоминаниям Токмакова Михаила Ивановича составлен список жителей деревни живших в средине 20 века (30-е -- 50-е года). Номера домов в соответствии с приведенной далее схемой.

td>
ДомИмя жителя дома1941Примечание
    
 Малое Стройковох 
    
    1 Хозяин неизвестенх 
    
    2 Абрамов Иван Поликарпович (Ваня Поликарпов) 
 Агрофена Сидоровна-женах 
 Сидор 
 Поликарпх 
 Дочь (имя неизвестно)х 
 Марьях 
 Еленах 
 Афанасьях 
    
    3 Ледышев Прокопий Андреевичх 
 Ульяна Николаевна - женах 
 Мариях 
 Нинах 
 Михаилх 
 Петрх 
 Раисах 
    
    4 Борисиха (имя неизвестно)х 
 Муж 
  Павелх 
    
    5 Токмаков Федор МироновичхПотом дом Белых Константина
 Екатерина Гурьевна - женахИссаковича и Александры
 МихаилхФедоровны;
 Наумх 
 Епроксиньях 
 Манефах Участница ВОВ
 Верах 
 Иванх 
 Александрх 
    
    6 Токмаков Егор АндреевичхКупили этот дом у 6пр.
 Фаина Александровна - женах 
 Александрх 
 Валентинх 
    
  6пр. Машанов Иван ПетровичхЖили в доме 6,потом уехали
 Елизавета - женах 
 Николайх 
 Михаилх 
 Мариях 
   
    7а Токмаков Андрей Иссаковичх 
 Евдокия Афанасьевна - женах 
 Николайх 
 Афанасьях 
 Василийх 
 Иванх 
 Александрах 
   
    7б Токмаков Иван Иссаковичх 
 Манефа Васильевна - женах 
 Лидиях 
 Зинаидах 
 Иванх 
    8 Токмаков максим Петровичх 
 Клавдия Андреевна - женах 
 Иванх 
 Галинах 
 Серафимх 
 Зина 
 Антонина 
 Николай 
    9 Токмаков ГАШКО 
 Члены семьи неизвестны 
   
    10 Токмаков Андрей Егорович 
 Настасья - жена 
 Егорх 
 АннахЗамуж Алексеем Никоновичем
 Марьях 
 Маринах 
   
    11 Токмаков Степан Наумович 
 Были жена и дети 
   
    12 Абрамов Иван Петрович (Медведь)х Бабушка - сестра купца Токмакова
 Мария Васильевна х (Сапожниковых с А.Горы)
 Николайх 
   
    13 Токмаков Николай ЕгоровичОтец Вани Миколихина
 Александра Степановна - женах 
 Аннах 
 Иван - погиб ВОВх 
 Антонинах 
 Ильях 
 Иванх 
   
    14 Токмаков Афанасий Петровичх 
 Александра Степановна - женах 
 Алексейх 
 николайх 
 Галинах 
 Иннокентийх 
 Валентинх 
 Лидиях 
    15 Токмаков Иван Петрович (Медведь 2) 
 Александра Петровна - сестрах 
 Фекла - женах 
 Петрх 
 Александрх 
 Анатолийх 
   
 Всего жителей М.Стрекова в 1941 году     77 
   
 Большое Стройково 
   
    1 Токмаков Иван Иванович (Лузанихин)  
     Матрена Егоровна - женах 
     Ефим 
     Поликарпх 
     Павелх 
     Алексейх 
     Михаилх 
     Василийх 
   
    2 Чухломин Кузьма Степановичх 
     Степанида Степановна - женах 
     Борисх 
     Андрейх 
     Петрх 
   
    3а Абрамов Семен ИвановичхНа месте Витьки Соколова
     Жена неизвестна 
     Севастьян 
     Михаилх 
     Анисья 
     Мария 
   
    3б Абрамов Николай Ивановичх 
     Жена неизвестна 
     НиколайПристроил избу
     Семен 
     Авдотья 
     Дочь (имя неизвестно) 
     Дочь (имя неизвестно) 
   
    3в Абрамов Николай Николаевичх 
     Мария Васильевна - женах 
     Порфирийх 
     Алексейх 
     Леонидх 
     Тамара 
   
    4а Токмаков Иван Яковлевичх 
     Екатерина Васильевна - женах 
     Манефах 
     Ульянах 
     Лидиях 
     Яшах 
     Александра 
   
    4б Токмаков Павел Яковлевичх 
     Елена Ивановна - женах 
   
    5 Токмаков Василий Ефимовичх 
     Александра - женах 
     Иванх 
     Аннах 
     Ульянах 
     Алексейх 
     Феодосийх 
   
    6а Токмаков Павел Васильевичх Перед войной перебрался в Лальск
     Марья Андреевна - женах 
   
    6б Токмаков Федор Васильевичх 
     Елена Семеновна - женах 
     Лидиях 
     Нинах 
   
    7 Токмаков Илья Сидоровичх 
     Павла Кирилловна - женах 
     Всеволодх 
     Викторх 
     Владимирх 
   
    8 Токмков Петр Леонтьевичх 
     Марья Спиридоновна - женах 
     Иванх 
     Павелх 
     Александра 
   
    9 Токмаков Андрей Григорьевичх 
     Александра Иссаковнах 
   
    10 Токмаков Алексей Дмитриевичх 
     Маланья - женах 
     Дмитрийх 
     Настасья - жена Дмитриях 
     Евдокиях 
     Николай-сын Евдокиих 
     Кондаков Василий-сожитель Евдокиих 
     Августах 
     Мариях 
   
    11 Токмаков Иван НиколаевичНовострой 50-х
     Антонина - сестра ивана 
     Федос - сын Антонины 
   
    12 Токмаков Алексей ЕгоровичНовострой 50-х
     Анна Александровна 
     Валерий 
     Надежда 
     Михаил 
     Александр 
   
    13 Токмаков Иван Дмитриевичх 
     Лукерья Александровна - женах 
     Василийх 
     Еленах 
     Ульянах 
     Иванх 
   
    14а Машанов Петр Ивановичх Раскулачен
     Марья Михайловна - женах Раскулачена
     Анна 
     Евдокия (Лазариха)х 
     Александрх 
     Алексейх 
     Иван 
     Михаилх 
   
    14б Токмаков Степан Алексеевичх 
     Евдокия Петровна - женах 
     Александрх 
     Серафимах 
     Нинах 
     Гавриилх 
     Зинаида (Костина)х 
     Петрх 
     Антонина 
   
    15а Токмаков Кирилл Сидоровичх 
     Марья Илларионовна - женах 
     Иван 
     Иннокентийх 
     СергейхИмя Сидор поменял в армии в ВОВ
     Юрийх 
     Афонасьях 
   
    15б Токмаков Александр Сидоровичх 
     Афанасья Григорьевна - женах 
     Александрх 
     Антонидах 
   
    16 Чухломин Василий Степановичх 
     Жена неизвестнах 
     Василийх 
   
    17 Токмаков Иван Алексеевичх 
     Анна Ивановна - женах 
     Мариях 
     Николайх 
     Михаилх 
   
    18а Токмаков Егор Алексеевичх 
     Марья Васильевна - женах 
     Александрх 
     Алексей 
     Иванх 
     надеждах 
   
    18б Машанов Александр Петрович 
     Наталья - жена 
     Николайх 
     Вениаминх 
   
    19 Абрамов Иван Петровичх 
     Анна Михайловнах 
     Николайх 
     Анатолийх 
     михаилх 
     Василийх 
     Лидиях 
     Петрх 
   
    20а Абрамов Гавриил Петровичх 
     Ульяна Алексеевна - женах 
     Петрх 
     Михаилх 
     Гавриил 
   
    20б Абрамов Лазарь Петровичх 
     Евдокия Петровна - женах 
     Нинах 
     Зина 
     Валентина 
     Иван 
   
    21 Токмаков Василий Григорьевичх 
     Марья Михайловна - женах 
     Анна Ивановна - мать Василиях 
     Иванх 
     Агниях 
     Игнатх 
     Виталийх 
   
    22 Абрамов Николай Данилович 
     Матрена Павловна - женах 
     Афонасьях 
     Василийх 
     Иннокентийх 
     Елизаветах 
     Александрх 
     Михаилх 
   
    23а Токмаков Алексей Никоновичх 
     никон - отец 
     Анна Андреевна 
     михаилх 
     Серафимах 
     иван 
   
    23б Токмаков Галлактион Васильевичх 
     Александра Александровна-матьх 
     Лидия Прокопьевна - женах 
     Галинах 
     мариях 
     Нинах 
     Василийх 
   
    23в Токмаков Евдокия Васильевнах 
     Петр Васильевич - братх 
     Две дочери Евдокии неизвестныхх 
   
    24 Токмакова Марфа Петровнах 
     Павла - дочьх 
     Александр Андреевич-сынх 
     Марья Семеновна - жена сынах 
     Раиса-дочь Александра 
   
 Всего жителей Б.Стрекова в 1941 году    151 
   
 Всего жителей в 1941 году    228 

Дома на схеме показаны условно, без учета габаритов. На самом деле между домами и многочисленными сараями и амбарами можно было проехать только на телеге. В прежние времена дома были большие, они кроме непосредственно избы включали в себя вспомогательные помещения. Все домашние животные жили рядом, в том числе и лошади с коровами. Лошадей зимой гоняли на водопой к реке логом, который шел возле домов Алексей Никоновича (23) и Гаврила Петровича (20). В 70-х годах этот лог превратился в ров, был практически не проходим, а вот до тех пор он использовался. В зимнее время рытвины и промоины засыпались снегом, лошади свободно ходили и даже умудрялись по этому пути возить дрова из-за реки. Во время коллективизации лошадей сдали в общее пользование,а лошадей было не мало. По одной лошади было в каждой семье, а то и по две. Пока не было специально построенных конюшен, лошадей держали в личных стаях. Одна стая принадлежала Ивану Петровичу (19), другая была примерно на месте 20 дома у Ульяны Гавриловны. Потом уже, после войны, была построена общественная конюшня (70) из скупленных в деревне стай. (Примечание: Стая от хлева отличается размерами, прмерно 12х12 метров. Хлев обычно маленький, всегда примыкающий к дому.)
Много позже была построена, известная современникам, конюшня (70) рядом с первой, послевоенной.
В деревне была кузница (50), находилась она в Еремине, где до сих пор существует колодец (30), даже чуть выше через дорогу почти на Стёпанкове. Там же находилась угольная яма (40), яма для получения угля для кузнечного горна. Иногда уголь изготавливали непосредственно у места вырубки леса. Яма копалась размерами примерно 2.5 х 2 метра, после разжигания дров, яма накрывалась бревнами, а щели уплотнялись жидкой глиной. Дрова должны тлеть без доступа воздуха.
Рядом с кузницей перед войной начали рубить сруб для общественной бани, но закончить не успели. Начатый сруб в три венца сгнил на месте. В настоящее время и даже чуть ранее (в 70-х) на месте кузницы образовался ров, всё заросло ольховником.
Стёпанково требует отметить особенно, здесь не одно поколение детей любило проводить время. Находилось оно в гору от Еремина (овраг под деревней, где испокон веков был ключевой колодец) в сторону Востока. Сейчас оно заросло лесом, но в довоенное время колхозом был вырублен лес, раскорчевано, распахано, даже засевалось один год. Но с началом войны распашка прекратилась, место начало понемногу зарастать. В том месте до распашки любили собирать голубику, было ее много. В право от лога на Стёпанкове и после была голубика. Кстати, поле над Малым Стрековом в то же время расширялось в сторону Стёпанкова. Основное поле было с незапамятных времен, но силами колхоза было увеличено, а в 70-х годах остававшиеся перелески были ликвидированы бульдозерной техникой. Сейчас это поле опять зарастает. На фотографии ниже можем видеть состояние поля и вид на Стёпанковский лес. Тут за перелеском в несколько десятков метров была до войны 1941-45 годов пашня. Потом это место не пропадало, была выгорожена конская поскотина от гумна до этого места, охватывавшая весь лесной массив около деревни с северо-восточной и восточной стороны.

Деревенские дети в предвоенное время ходили учиться в школу в д.Романово, кстати сказать Романовская школа была открыта в 1911 году. Уже перед самой войной срубили новое здание школы, но поставили его под Ворончихой, там же где в 50-70-е годы стояла известная нам школа. Кстати, печи в той школе сложил Токмаков Павел Васильевич, известный тем, что расширял слухи колокольни для сброса колокола в 1937 году. Учились в новой школе не долго, несколько лет. Затем последовала реформа образования, ввели обязательное семилетнее обучение. Тех помещений, что были на Сирине и Повосте не хватало, здание Романовской школы разобрали и перевезли на Сирино. Это одноэтажное длинное здание школы мы все помним. После этого дети стали ходить учиться на Калище. Школа располагалась в доме, который мы знаем, как дом Сластихина Фирста. Позднее, уже в 50-х годах, было снова построено комфортабельное здание начальной школы. Строил школу директор Бобчихин Анатолий Иванович. Здесь на сайте есть статья посвящённая биографии этого педагога. Романовская начальная школа просуществовала до 1973 года. Затем её упразднили из-за малого количества учеников. Учительница Токмакова Галина Николаевна вышла на пенсию, а Бобчихин А.И. переехал жить и работать в д. Сирино. Преподавал в начальной школе, был воспитателем в Интернате. Об истории образования в Верхне-Лалье можно прочитать более подробно в статье "Население, церковь, образование" здесь же на сайте.
Деревня находится на излучине реки Лала. Расположение населенных пунктов около водных источников является характерным. Вода основа жизни и хозяйственной деятельности. Известно, что до 19 века в наших краях (Вологодская губерния) практически не делали колодцев. Их научились делать во второй половине 19 века. Это вероятно вызвано отсутствием или долгой задержкой широкого распространения необходимых инструментов для строительства колодцев. Поэтому и деревня Стреково расположена недалеко от реки Лала. Стирка белья всегда происходила около реки. Воду для питья и хознужд брали в Еремине - родник под деревней. Это гораздо ближе чем доставлять от реки. Хотя воду в больших количествах все-таки возили с реки.
Мы уже привыкли к архитектуре деревенских домов. Но так было не всегда. В прежние века дома топились по чёрному (курные избы), привычных окон не существовало, стекло распространилось уже в 19 веке. Окна заменяли слуховые окна в верхней части сруба, наглухо закрываемые заслонками (волоками). Топили каменную печь (каменку), после выветривания дыма заслонки закрывались.
В доме люди постоянно не находились, это было местом для ночевки и выполнения некоторых видов работ, приготовления и употребления пищи. При необходимости освещения использовали лучину или смоляной факел. Естественно стены коптились, поэтому в доме периодически проводили помывку. Известный "Чистый четверг" неспроста появился в традициях православной церкви.
С появлением стекла слуховые окна стали делать больше и ниже по высоте. В качестве остекления окон применяли слюду и даже выделанный мочевой пузырь. Дома с узкими окнами существовали еще в средине 20 века, постепенно дома реконструировали. Таких предметов архитектуры в настоящее время уже не обнаружить. Лично я такой дом наблюдал в 70-х годах в деревне Березник соседнего Вилегодского района Архангельской области, в 15 километрах от Стрекова. А изба, топившаяся по черному существовала в 50-х годах в Княже у Кривошеиной Евдокии Петровны, правда к тому времени уже была перестроена на современный лад, но первоначально именно так и была построена. В качестве печи в такких домах использовалась каменка или глинобитная печь, дым выходил через окна, дверь или "дымницу" ("дымарь")
В древних домах (избах) жили не только люди, но и мелкие животные, а в морозы могли заводить и крупных животных. Уже с появлением кирпича стали делать привычные печи. Курные избы ещё в 16 веке существовали даже в Москве .
Дома имели обширные саники перед входом в хлев, взвозы на повить (сеновал) для гужевой повозки. Саники были таких размеров, что там обычно разделывали дрова и там же складывали поленицы. В настоящее время такую конструкцию домов можно наблюдать в городе Советск Кировской области.










Не сохранилось воспоминаний об устрйстве более ранних конструкций домов - полуземляночных домах. Такие дома обычно заглублялись на 0.5 - 1.0 метра. Вероятно они себя изжили полностью еще в 19 веке. В них дерево использовалось как вспомогательный материал. Стены часто обмазывались глиной. Снаружи часто присыпались землёй с целью утепления жилища. Ниже представлены эскизы домов обнаруженные археологами в древнеславянских поселениях.

Следующая фотография не очень хорошего качества, но дает представление о том как выглядели улицы деревень до получения доступа к стеклу в качестве оконных материалов. Первый стекольный завод в России был построен в 1639 около города Воскресенск под Москвой. Второй только через 30 лет в с. Измайлово, тоже под Москвой. Широкое распространение стекла в строительстве началось только при Петре I. В наши края стекло стало попадать только в 19 веке. Улицы верхнелальских деревень таким образом выглядели ещё в конце 19 века, в царствие последнего императора Николая II. Фотография сделана не в В-Лалье, но дает представление о внешнем виде домов и жителей.

Быт крестьянина был не замысловат. Ко времени заселения наших земель уже существовали традиции постройки рубленых надземных жилищ. Избы имели добротные печи. Сначала это были каменные печи, затем битые глиняные, отапливавшие жилище по черному. Много позднее, когда научились делать обжигаемые кирпичи, начали делать дома по современному типу топящиеся по белому. Печь имела огромное значение в жизни крестьянина. Представьте себе человека, который провел целый день в холоде и слякоти, в худой одежде и продолжается это неделями и месяцами. При этом не всегда есть одежда для смены, а иногда и нужного количества одежды нет. В таких условиях печь являлась настоящим спасением. Часто печь являлась и баней (парилкой) и даже спальней в лютые зимние морозы для всех членов семьи. Да-да, именно в печь забиралась семья для ночевки, прогретые стены и под печи обеспечивали теплом на всю ночь. Печь также была основным лекарством крестьянина. Все простуды, ломоты, часто болезни живота и суставов лечились печным теплом. В теплое время года изба переставала быть местом приюта и постоянного пребывания. Большую часть времени проводили на улице, спали на сеновале, гумне. Во время уборки и сенокоса местом жительства, особенно мужчин становилось поле, сенокос. В доме выпекали хлеб, нянчили малых детей. Но с наступлением холодом жизнь снова возвращалась в избу, нередко изба была пристанищем мелкого домашнего скота в зимнее время. Здесь содержали родившихся телят иногда вместе с коровами, благо что пол избы не всегда был деревянным.

С давних времен и вплоть до XIX века на Севере, да и по всей России, ставили почти исключительно «курные» избы, в которых топили «по-черному». Дым из печки в таких избах выходит прямо в комнату и, расстилаясь по потолку, вытягивается в волоковое окно с задвижкой или уходит в деревянный дымоход — дымник.

Название «курная изба» вызывает у нас привычное — и, надо сказать, поверхностное представление о темной и грязной избе последнего бедняка, где дым ест глаза и повсюду сажа и копоть. Ничего подобного! Вся система вентиляции и дымоотвода продумана, выверена вековым житейским и строительным опытом народа. Дым, собираясь под потолком — не плоским, как в обычных избах, а в форме трапеции,— опускается до определенного и всегда постоянного уровня, лежащего в пределах лишь одного-двух венцов. Чуть ниже этой границы вдоль стен тянутся широкие полки — «воронцы», которые очень четко и, можно сказать, архитектурно отделяют чистый интерьер избы от ее черного верха. Воронцы помогают отделить чистый воздух от дымного облака, перекрывая путь конвекционным потокам. Лишь несколько выше человеческого роста проходит граница, за которой царит чернота закопченных верхних венцов сруба и потолка — блестящая, отливающая синевой, как вороново крыло.
Открытый огонь и дым из печи пропитывали и просушивали стены сруба, таким образом происходила своеобразная консервация древесины, поэтому век черных изб более длительный. Курная печь хорошо обогревала помещение и не требовала много дров. Была она удобна и для ведения хозяйства. Дым просушивал одежду, обувь и рыболовные сети, при этом они служили дольше, пропитываясь углеродом.

Современный тип домой, как явствует фотография, появился еще при наличии "черных печей", после перехода на "белые печи" в доме появилась возможность украшать жилище. Появились росписи по дереву и располагались они только в оперделенных местах. Украшались обычно наиболее почитаемые в доме места: входная дверь, пространство около печи, периметр переднего (красного) угла, матница, грядки (полки), божница, сундуки, шкафы-горки, заборка говбца (голбца),


Хочется каким-то образом показать современным жителям как жили люди хотя бы в недалеком прошлом. Здесь представлена фотография экспозиции из Краеведческого музея г.Кирова, подготовленная Любимовым Владимиром Александровичем. В зале музея смакетирован интерьер крестьянской избы начала-средины 20 века. Основные предметы интерьера вывезены из наших мест – деревня Малая Лесенка.
В музее собраны предметы крестьянского обихода из Лузского и Подосиновского районов. В залах музея присутствуют артефакты с Ворончихи (Вяткина Гора), Калища (Конищево), Малого Стрекова. В основном это деревянные предметы из заброшенных домов. Пространство избы переполнено различного рода приспособлениями, это загромождает вид, но присмотревшись, видим привычные интерьеры. В дали раскрашенная входная дверь. Слева русская печь и оформленный вход в говбечь (голбец, подполье) с лежанкой, сверху под потолком полати и грядки. Перед печью расположены наблюдник, шкап, залавки. С правой стороны лавка и ткацкий станок. В интерьере избы присутствует божница и полавошник.
Я предполагаю, что некоторые термины будут непонятны молодым читателям: Полати - настил обычно изготавливаемый над входом в избу, предназначеный для хранения вещей и организации спальных мест для детей и неженатой (незамужней) молодёжи. Старики обычно спали ближе к печи - на голбце или на самой печи. Грядки - брусья от печи до стены, сюда ложили дрова для сушки, выкладывали испеченый хлеб, хранили муку и крупную кухонную утварь. Полавошник, это ничто иное как полка над окнами в виде широкой доски, для складывания мелкой бытовой мелочевки вроде ниток, иголок, ножей и ножниц. Божница - обустроенная полка для икон и лампадки. Освещалась изба чаще лучиной установленной в светец (светильник), позднее к концу 19 века, началу 20 века начали появляться керосиновые лампы. Лучинами кое-где пользовались ещё в 40-х годах просвещённого 20 века.
Любимов В.А. много времени уделил исследованию севера Кировской области. В частности Лузского и Подосиновского районов. Разрисовка предметов интерьера была характерна именно для Северной части Лузского района и Подосиновского района. Изображенная доска доставлена в Краеведческий музей с Малого Стрекова в 90-х годах прошлого (20-го) века. Стоило не малых трудов привезти ее в Киров. Пришлось нести на себе до Лальска, попутного транспорта не было. Кроме этой ценной ноши были еще и походные принадлежности краеведа Любимова В.А.

Владимир Александрович хорошо знает все деревни Верхне-Лалья, имел несколько экспедиций в наши места. Последний поход состоялся совместно с директором Подосиновского музея Пластининым Анатолием Николаевичем по реке Лале. В частности они посетили известный археологический памятник Городок. Обследовали деревню Горячево. Обнаружили вещи, интересные с научной точки зрения, но они пока использовались владельцами по назначению.

        Библиография:
1. А.В.Ополовников, Русский Север. Стройиздат, 1977
2. К.Валишевский, Иван Грозный. М, РИПОЛ классик, 2005 г.
3. Е.Огородников, Вологодская Губерния. Список населенных мест по сведениям 1859 года,
     СПБ, 1866 г.

   Rambler's Top100  

 
Фрагменты Карты
Фотографии фрагментов можно увеличить щелкнув по фотографии.